roni_elman (roni_elman) wrote,
roni_elman
roni_elman

Японец думал "соскочить", но не свезло. 1945 г.

Оригинал взят у oper_1974 в Японец думал "соскочить", но не свезло. 1945 г.
       "Я как переводчик принимал участие в следствии над группой японцев, руководящих чинов полиции провинции Канто и Маньчжурии. При дислоцировании 25-й армии из Маньчжурии в Корею, в Пхеньян, всю группу перевезли туда, где и состоялся над ними суд.
         Группа состояла из 13 человек. Четверо из числа высоких областных чиновников, четверо - районных, пять являлись начальниками поселковых отделений полиции.
         Прямого преступления против СССР не совершил ни один, однако по своему положению некоторые (теоретически) могли стать ответственными за организацию сопротивления Красной Армии.



35768182983_c35ae6917a_b.jpg

         Старший следователь Владимир Бутский, в паре с которым я работал, с облегчением приступил к завершению всех этих дел. Ему следовало по каждому написать обвинительное заключение и передать на утверждение начальнику отделения капитану Игнашенко.
        Бутский уже оформил 12 и в задумчивости смотрел на последнюю папку - самого молодого подследственного Кавахара, который всю свою недолгую службу в Маньчжу-Го пробыл в должности начальника глухого таежного участка "лесной полиции", не имеющей к политике никакого отношения. Я видел, что Володю одолевают сомнения.
        - Знаешь, мне кажется, этот Кавахара вообще ни при чем. Думаю, его надо из общего числа выделить. Дело закрыть, а самого отправить в лагерь перемещенных лиц для отправки в Японию, —скоро этот вопрос будет решен...И он отложил тринадцатую папку в сторону.

35621213084_52f1daa3d3_b.jpg

          В этот момент дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился сам капитан Игнашенко. Бледный, темные волосы всклокочены, под глазами синие круги. Сел за стол, схватился за голову.
        - Черт, нужно же, так перебрал вчера - аж башка трещит! Да-а, лишку приняли... - Мы, как положено, выразили начальству сочувствие, а Владимир указал на папки.
        - Вот, товарищ капитан, закончил по двенадцати, написал заключительное обвинение на каждого. А этот, тринадцатый, Кавахара, мне кажется, ни в чем не виноват. Думаю, его следует исключить. Вот, посмотрите.
        - Нет, говоришь, компрометирующего материала? Да ну его к черту! Давай все до кучи. Сообрази что-нибудь. Если не виновен, трибунал разберется...трибуналу решать.

36439646821_6717f0a573_b.jpg

          Старший лейтенант Бутский послушно кивнул и начал "соображать". Трудно ему это далось, он был порядочный, интеллигентный офицер и юрист. Не в пример многим. Его напарник, лейтенант Подгорный, однажды, явившись на допрос пьяным, пытался потушить окурок сигареты на лбу застывшего от изумления и страха японца.
          Я не удержался, крикнул: - Не смей! Позор, ты же офицер Красной Армии! Он отдернул руку, оставив на лбу несчастного черное пятно. Но Подгорный пришел в ярость: - Как ты смеешь на меня кричать?! Я тебе припомню.

36464859545_4f11773b5b_o.jpg

          Наконец, в декабре 45-го над группой тринадцати состоялся суд. В большом зале, за покрытым красным сукном столом, заседала тройка. С одной стороны за маленьким столом - секретарь, с другой, за покрытым зеленой скатертью - мы, переводчики, я и полуяпонец Тоизуми.
         Подсудимые на скамейках. На первой - четверо главных, областных чинов; на второй - тоже четверо, районных; а на третьей - пятеро "шантрапы" и среди них злополучный, худой и желтый, как сушеная каракатица, Кавахара.
         Все сидят не шелохнувшись, смотрят, как загипнотизированная лягушка на змею, на тех, что за красным столом. Жду и я, и в душе надеюсь, что сейчас суд разберется, правда восторжествует, никчемушного тринадцатого освободят из-под стражи, направят в лагерь гражданских лиц.

cbaa2307f3786abe69c287a771e553da.jpg

          Какого-либо разбирательства дел по сути и не было. Председатель трибунала ознакомил с предварительным заключением и торжественно огласил странный стандартный приговор: всем четверым, кто сидел на первой скамейке - по 20; тем, кто за второй - по 15, а на третьей - всем ровнехонько по десять лет исправительно-трудовых лагерей.
          В том числе и Кавахаре...Не исключаю, если бы у капитана Игнашенко после пьянки не раскалывалась голова, Кавахаоа мог избежать таежного лесоповала." - из воспоминаний переводчика 25-й армии В. Яновского.



japanese-soldiers.jpg



Tags: война, история россии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments