roni_elman (roni_elman) wrote,
roni_elman
roni_elman

Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 4-я лекция, часть 1



Вчерашнее обсуждение значения одного из органов, представляющих, так сказать, внутреннюю мировую систему человека, будет сегодня продолжено. Затем мы перейдем к описанию задач других органов и систем органов человека. Вчера в связи с рассмотрением селезенки мне было сказано, что возникает противоречие в отношении описанной во время лекции столь важной функции этого органа. Такое - на самом деле кажущееся - противоречие будто бы появляется, если учесть, что извлечение, удаление селезенки из тела не лишает человека жизнеспособности.





Конечно, с точки зрения нашей современности, подобное возражение совершенно оправданно. Но эта современная точка зрения создает определенные трудности для честно ищущих людей, желающих подойти к духовнонаучному мировоззрению. Только в самых общих чертах могло быть сказано в первой открытой лекции о том, какие трудности приходится преодолевать нашим современникам, когда они встают на путь познания оккультных подоснов мира, особенно тем из них, кто благодаря научным методам выработал в себе добросовестность. В ходе этих лекций мы увидим, как преодолеваются такие возражения.



Но все же я хочу уже сегодня, забегая вперед, обратить ваше внимание на то, что возможность удаления селезенки из человеческого организма совершенно согласуется со сказанным вчера. Если вы хотите действительно подняться к духовнонаучным истинам, необходимо постепенно прийти к воззрению, что тот человеческий организм, который мы воспринимаем внешними чувствами, видим его как нечто вещественное, материальное, не есть еще весь человек. Но в основе физического организма лежат высшие, сверхчувственные организации: эфирное или жизненное тело, астральное тело и Я; физический организм является лишь внешним, физическим выражением соответствующих образований и процессов эфирного тела, астрального тела и Я. Например, когда мы говорим в духовнонаучном смысле о селезенке, в сущности, имеется в виду не только то, что происходит в физической селезенке, - но происходящее в ней есть лишь физическое выражение соответствующих процессов в эфирном или астральном теле.



И можно было бы сказать, что чем в большей степени какой-либо орган является непосредственным физическим выражением духовного, тем менее значима его физическая форма, то есть его физически-вещественная часть.Возьмем маятник; его колебания являются лишь физическим выражением силы тяжести. Точно так же физический орган есть лишь физическое выражение действий сверхчувственных сил и форм. Но, конечно, существует различие между воздействием силы тяжести, которая проявляет себя в качаниях маятника, и воздействием эфирного и астрального тела на селезенку. Убрать маятник - и не будет больше объекта, в котором мог бы проявиться ритм, созданный силой тяжести. Таково положение вещей в неживой, неорганической природе, но относительно живого организма дело обстоит иначе. Если нет особых причин, о которых мы будем еще говорить, то с удалением физического органа вовсе не обязательно должны прекратиться и духовные воздействия высших организаций.



При изучении селезенки в человеческом организме предметом нашего рассмотрения, конечно, является физический орган, но, кроме этого, также и система действий сил (ein System von Kraftwirkungen), имеющих в селезенке лишь свое физическое проявление. Если данный орган удалить, то эти действия сил, однажды внедренные в организм, еще продолжают присутствовать, они не прекращаются. При известных обстоятельствах дело может даже обстоять так, что присутствие больного органа создаст большие препятствия для осуществления духовных действий, чем удаление последнего. Такой случай возможен, например, при тяжелом заболевании селезенки. Если есть возможность удалить нездоровый орган, то при некоторых условиях отсутствие этого органа создаст меньшие препятствия для разворачивания духовной деятельности, тогда как заболевший орган постоянно мешал бы духовным силам развивать свою деятельность.



Приведенное выше и подобные ему возражения делаются из недостаточно глубокого вникания в сущность духовнонаучного познания. Возражение это вполне понятно, но в то же время оно принадлежит к числу тех, которые исчезают сами собой, если вооружиться терпением и дать себе труд глубже проникнуть в суть дела. Вы можете часто наблюдать такое явление: человек, обладающий определенными познаниями, почерпнутыми из воззрений сегодняшней материалистической науки, начиная изучать духовную науку, обнаруживает противоречие на противоречии и оказывается не в состоянии прийти к чему-то верному. И если человек скор на суждения, то он придет только к тому единственному заключению, что духовная наука - это нечто сумасбродное, не имеющее ничего общего с результатами внешней науки.



Но тот, кто терпеливо и не жалея времени проникает в суть дела, поймет, что нет никакого, даже малейшего, противоречия между выводами духовной науки и данными, получаемыми внешней наукой. Трудность здесь заключается в том, что область антропософского или духовнонаучного познания так велика, что представлена может быть лишь та или иная его часть. И подходя к этим отдельным частям, люди легко могут почувствовать "противоречия", подобные описанному. Это не должно нас, однако, пугать, ведь иначе вовсе невозможно было бы начать вносить антропософское мировоззрение в современную культуру и современное познание.



Вчера я попытался рассказать вам о ритмизации, осуществляемой селезенкой в противовес неритмичному питанию человека. Я начал с ритмизации, так как из всех функций селезенки эта - наиболее легко понимаемая. Но, хотя понять ее и легко, она не самая важная и не главная. Ведь можно было бы сказать: "Ну хорошо, значит, если бы человек потрудился соблюдать правильный ритм своего питания, то деятельность селезенки с этой точки зрения становилась бы все более и более ненужной". Уже отсюда видно, что функция, о которой мы вчера говорили, является самой незначительной.



Намного важнее тот факт, что употребляемая нами пища представляет собой внешние вещества в том виде и в том составе, в каких они находятся в окружающем нас мире. Пока существует воззрение, что пища является мертвым веществом - или, в лучшем случае, содержит вид жизни, предполагаемой в растениях, - пока люди придерживаются такого взгляда как чего-то само собой разумеющегося, создается всеобщее впечатление, что будто бы мертвое вещество, принимаемое нами как пища, просто перерабатывается тем, что в широком смысле называют пищеварением. Ведь действительно, многие представляют себе это таким образом, что человек имеет дело с каким-то неопределенным веществом, служащим нам пищей и совершенно равнодушным по отношению к нам, которое только и ждет, чтобы мы его съели и переварили. Но это не так.



Питательные вещества вовсе не похожи на кирпичи, с которыми можно делать все что угодно, используя их как строительный материал при постройке здания. Кирпичи позволяют применять себя как угодно согласно плану архитектора, так как они представляют собой неподвижную в себе, безжизненную массу, по крайней мере, по отношению к строящемуся зданию. Но не таковы продукты питания по отношению к человеку. Каждое вещество имеет известные внутренние силы, внутреннюю закономерность. Оно имеет внутреннюю активность, внутреннюю закономерность, и это - существенное качество любого вещества. Когда мы принимаем в себя внешние питательные вещества, хотим их, так сказать, присоединить к нашей внутренней активности, они не позволяют сделать это так просто, но стремятся сохранить свои собственные законы, свои ритмы и присущие им особые внутренние формы движений. И чтобы человеческий организм смог использовать данное вещество в своих целях, ему необходимо сначала уничтожить собственную активность этого вещества, он должен ее сперва погасить. Ему нужно не просто перерабатывать безразличный материал, но противодействовать собственной закономерности вещества.



В том, что вещества имеют присущую им закономерность, человек мог бы легко убедиться, к примеру, приняв в себя сильного яду, - тогда он сразу ощутил бы это. Он бы очень скоро заметил, что присущая яду закономерность начинает действовать и берет над ним верх. Яд имеет внутреннюю закономерность, благодаря которой становится возможным нанести ущерб организму. Такая же закономерность есть у каждого вещества, употребляемого нами в пищу. Питательные вещества не есть нечто безразличное, но каждое из них проявляет себя согласно своей собственной природе, согласно своей сущности, каждое из них имеет свой собственный ритм. И этот ритм должен встретить противодействие со стороны человека. Таким образом, во внутренней организации не просто перераба тывается безразличный строительный материал, но там сперва должна быть побеждена собственная природа этого строительного материала.



Так что мы можем сказать: в органах, которые первыми встречают пищу, мы имеем орудие для противодействия тому, что является присущей питательным веществам жизнью, - здесь "жизнь" подразумевается в самом широком смысле. Не только неритмичное питание подлежит ритмизации, но также и содержащийся в самих питательных веществах ритм, не соответствующий ритму человека. Из органов, способствующих этому, селезенка является самым первым. Но в этой ритмизации, в этом преобразовании и защите от внешнего ритма существенно участвуют и другие названные органы. Итак, в селезенке, печени и желчи мы имеем совместно действующую систему органов, предназначенную, главным образом, для защиты от собственной природы питательных веществ. Вся деятельность, протекающая в желудке, и даже обработка пищи еще до того, как она достигла желудка, далее то, что происходит благодаря выделению желчи, а также деятельность печени и селезенки - все это служит для отражения собственной природы питательных веществ.



Так, наша пища приходит в соответствие с внутренним ритмом человеческого организма лишь после того, как встречает противодействие этих органов. И лишь после того, как мы предоставили пищевые продукты деятельности селезенки, печени и желчи, преобразовали их, мы имеем в себе питательные вещества, способные поступить в систему, являющуюся носителем, орудием нашего Я, - в кровь. Прежде чем какое-нибудь питательное вещество могло бы поступить в кровь, из него должны быть устранены все закономерности внешнего мира. Кровь - чтобы быть способной служить орудием Я - должна принять питательные вещества в той форме, которая соответствует собственной природе человеческого организма. Исходя из этого можно сказать, что селезенка, печень и желчь в их воздействии на желудок являются органами, которые приводят законы внешнего мира, откуда мы берем свою пищу, в соответствие с внутренней организацией, внутренним ритмом человека.



Однако человеческая природа во всей своей целостности, со всеми своими членами обращена ведь не только к своему внутреннему миру, но внутренняя природа человека должна находиться в постоянном общении, в непрерывном живом взаимодействии с окружающим миром. Это живое взаимодействие с внешним миром нарушается именно потому, что законам внешнего мира, с которыми мы сталкиваемся через продукты питания, противодействуют три системы органов - печень, желчь и селезенка. Благодаря им внешняя закономерность из пищи устраняется.



И если бы человеческий организм был предоставлен только этим органам, он полностью замкнулся бы от окружающего мира, он стал бы совершенно изолированным в себе существом. Поэтому необходимо также и нечто иное. Если, с одной стороны, человеку нужна система органов, преобразующая внешний мир сообразно его внутреннему миру, то, с другой стороны, ему необходимо иметь возможность, с орудием своего Я, непосредственно стать лицом к лицу с внешним миром, привести свой организм в непосредственное отношение к окружающему его миру, иначе человек был бы изолированным в самом себе существом.



Наряду с тем, что кровь входит с внешним миром в такое отношение, что она принимает от него лишь все лишенное собственной закономерности, кровь входит еще и в такое сообщение с внешним миром, что она может подойти к нему совершенно непосредственно. Это происходит, когда кровь, проходя через легкие, соприкасается с внешним воздухом. Благодаря кислороду она обновляется и формируется таким образом, что теперь ничто не может воздействовать на нее ослабляюще; кислород соответствует собственной природе и сущности крови.



Здесь мы стоим перед совершенно замечательным фактом: благороднейший из человеческих органов, кровь, орган нашего Я, предстает нам сущностью, получающей все свое питание заботливо отфильтрованным описанными ранее системами органов. Этим самым кровь приобретает способность целиком и полностью стать выражением внутренней организации и внутреннего ритма человека. Благодаря же тому, что кровь непосредственно соприкасается с теми веществами из внешнего мира, которые могут быть приняты со всей их внутренней закономерностью и активностью, не требующими непосредственного преодоления, - организация человека не является чем-то в себе замкнутым, но в полной мере общается с внешним миром.



Таким образом, в организме крови также и с этой точки зрения можно наблюдать нечто совершенно удивительное. В организме крови нам явлено действительное, истинное средство выражения человеческого Я, которое, с одной стороны, обращено к внешнему миру, а с другой, - к собственной внутренней жизни. Как мы уже видели, человек своей нервной системой обращен к импрессиям окружающего мира и воспринимает его, так сказать, кружным путем, через нервы; но человек вступает еще и в непосредственную связь с внешним миром - через свою кровь, поскольку она принимает кислород из воздуха через легкие. Поэтому можно заключить, что в системе селезенки-печени-желчи (Milz-Leber-Gallesystem) и в легочной системе (Lungensystem) мы имеем две противоположно-действующие системы, которые как бы встречаются друг с другом в крови.



В человеческом организме внешний и внутренний мир встречаются друг с другом совершенно непосредственно в крови, поскольку она соприкасается как с внешним воздухом, так и с питательными веществами, лишенными собственной природы. В человеке, хотелось бы сказать, подобно положительному и отрицательному зарядам электричества, сталкиваются два мировых действия. И нам будет легко представить, где находится та система органов, которая предназначена и определена для того, чтобы предоставить себя воздействию этих двух систем мировых сил.



Кровь, проходя через сердце, проносит через него как преобразованные питательные соки, так и кислород, поступающий в кровь непосредственно извне. Таким образом, сердце - орган, где встречаются эти две системы, в которые вплетен человек и которые связывают его с двумя направлениями. Сердце устроено так, что с ним, с одной стороны, связан весь внутренний организм, а с другой, - через сердце человек непосредственно связан с ритмом, активностью внешнего мира. Когда сталкиваются две подобные системы, то ведь может случиться, что при их взаимодействии возникнет непосредственная гармония. Можно было бы предположить, что эти две системы: система большого мира, воздействующая в нас благодаря проникновению кислорода и вообще воздуха, и система малого мира - наш собственный внутренний организм, преобразующий для нас питательные вещества, - создадут в крови, благодаря тому, что она протекает через сердце, гармоническое равновесие. Если бы это было так, то человек оказался бы сопряженным с двумя мирами, которые сами создавали бы его внутреннее равновесие.



Мы еще увидим в ходе этой лекции, что отношение мира к человеческому существу вовсе не таково. Напротив, дело обстоит так, что мир ведет себя как бы совершенно пассивно, посылая лишь свои силы и предоставляя человеку через собственную внутреннюю деятельность достигать равновесия между двумя системами, с действиями которых он сопряжен.
Мы будем все более и более учиться видеть существенную черту в том, что на долю человека всегда остается его внутренняя деятельность, что человеку - вплоть до его органов включительно - предоставляется самому создавать выравнивание, внутреннее равновесие. Поэтому в самом организме должны мы искать приведение в равновесие, гармонизацию этих двух мировых систем.



Надо отметить уже с самого начала: закономерность внешнего мира, прямо входящая в человека, и его собственная закономерность, в которую преобразованы законы окружающего мира, поступающие через пищу, сами по себе не порождают гармонизации обеих систем. Таковая должна произойти посредством особой системы органов. Человеку необходимо в себе самом осуществить гармонизацию, которая происходит не в сознательных процессах, но благодаря процессам, разыгрывающимся в организме совершенно бессознательно.
Такое равновесие между обеими системами достигается благодаря тому, что между системой селезенки-печени-желчи, с одной стороны, и легочной системой, - с другой стороны, между двумя этими системами, встречающимися друг с другом в крови, включена система, называемая нами системой почек (Nierensystem), которая имеет глубокую, внутреннюю связь с кровообращением.



Система почек, так сказать, приводит в гармонию внешние воздействия, приходящие из непосредственного соприкосновения крови с воздухом, с теми воздействиями, которые исходят от внутренних органов, перерабатывающих питательные вещества с целью устранить их собственную природу. Итак, в системе почек мы имеем уравновешивающую систему, благодаря которой организм в состоянии справляться с нарушениями, могущими возникнуть при негармоничном взаимодействии двух других систем. Таким образом, с пищеварительным аппаратом - к нему необходимо причислить печень, желчь и селезенку - соотносится то, ради чего эти органы и развивают свою подготовительную деятельность: система крови. В то же время с системой крови соотносятся органы, через которые осуществляется противодействие односторонней изоляции и этим самым создается равновесие между внутренней системой и тем, что приходит извне.



Если мы поместим мысленно (далее мы убедимся, что это вполне оправданно) систему крови вместе с сердцем как ее средоточием - в центр организма, то система крови-сердца (Blut-Herzsystem) будет связана, с одной стороны, с системой печени-желчи-селезенки, а с другой - с системой легких, которая имеет свои особые отношения с сердцем. Между двумя последними системами находится система почек. Позднее мы увидим, насколько интересна взаимосвязь системы легких с системой почек. Не будем пока вдаваться в подробности, а рассмотрим взаимоотношения в целом. Представим эти системы схематично (см. на рис. слева). Уже из схематичного рисунка видно, что внутренняя организация человека находится в известной взаимосвязи, и эта взаимосвязь представлена здесь так, что сердце с принадлежащей ему системой крови нам следует признать наиважнейшим органом.




Tags: история, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments