roni_elman (roni_elman) wrote,
roni_elman
roni_elman

Раймонд ПАУЛС: "НАС ОБЪЕДИНЯЕТ МУЗЫКА!"

Два композитора и руководителя жюри: Раймонд Паулс и Игорь Крутой


Сопредседатель Х жюри конкурса "Новая волна" (26-31 июля, зал "Дзинтари") Маэстро Раймонд ПАУЛС — о фестивале в Юрмале и о том, есть ли шанс у молодых певцов стать мировыми звездами. (А в конце - некоторые интересные цифры и факты о «волне», ставшей своеобразным летним Куршевелем для российской тусовки)

Это интервью известный и любимый далеко за пределами Латвии композитор Раймонд ПАУЛС дал вашему автору в своем загородном доме. Сейчас Маэстро репетирует и редко появляется в Риге, поэтому я с удовольствием отправился на Балтэзерс (Белое озеро). Раймонд Волдемарович в это время готовился к концерту в маленьком латвийском городке Кулдиге. И готовился очень серьезно — впрочем, как всегда, потому что не привык халтурить, независимо от того, где ему предстоит выступать: на площадке провинциального городка или в многотысячном концертном зале…


В гостях у Маэстро (фото Сергея Мелконова)



МОЛОДЫМ ВЕЗДЕ У НАС ДОРОГА?

— Раймонд Волдемарович, что для вас фестиваль "Новая волна"? В этом году он юбилейный, десятый по счету…

— Благодаря этой "волне" в Юрмале еще что–то происходит, сюда приезжают. Фестиваль всегда вызывает повышенный интерес публики, телевидения. Мне уже сейчас пресса не дает покоя, как будто я какой–то организатор. Я просто сопредседатель жюри — и всё (Маэстро, конечно, скромничает, потому что именно с его именем связана история еще советского конкурса молодых исполнителей "Юрмала", который так удачно возродился в "Новой волне". — Авт.).


Конкурсанты. Крайние справа близняшки-блондинки из дуэта «Twins», к слову, представляют Узбекистан...

Во время фестиваля состоятся и мой авторский вечер (в честь 75–летия Маэстро. — Авт.), и вечера композиторов Александра Зацепина и Игоря Крутого. И еще в один из вечеров российские певцы будут исполнять песни на стихи Евгения Евтушенко. Сам он тоже, говорят, приедет…

— В связи с фестивалем Юрмала каждое лето оживает. Многие россияне уже насытились западными курортами и с ностальгией рвутся сюда, на Рижское взморье. До сих пор, в частности, с удовольствием вспоминают и вашу морскую песню "Синее море", которую исполняет Татьяна Буланова…

— Буланову в то время мало кто знал, это было началом ее карьеры. Но она сумела спеть эту песню так, что она стала хитом. Я сам этого не ожидал.
Так у меня было со многими певцами. Помню, в давние годы ко мне подошел молодой пацан с просьбой: "Ты не можешь мне написать что–то…" Это был Киркоров.

— Из–за пресловутого формата молодым исполнителям сейчас тоже очень сложно пробиться…

— Ну конечно. Ведь песню надо записать, снять видеоклип, а это все стоит больших денег. И начинающий певец себе такого позволить не может, если за спиной нет какого–нибудь спонсора — например, известного хоккеиста или еще кого–нибудь… Без материальной поддержки ничего не добьешься.


Латвийская конкурсантка Candy (Otkrito.lv, фото Дмитрий Киенок)

— Есть ли молодые талантливые певцы на вашем горизонте? Что должно произойти, чтобы их стало больше?

— В серьезной, оперной музыке еще появляются личности. Даже наша маленькая Латвия подбросила миру несколько фамилий. А в поп–музыке, чтобы выйти на мировой рынок, у нас не идет. Я имею в виду не только Латвию, но и страны бывшего СССР. Да, есть хорошие исполнители на российском, украинском рынке. Есть они и в южных республиках — в Грузии, Армении, где очень приятные, хорошие певцы. Но их известность все же локальна. Не будем сравнивать с той же Мадонной или Леди ГаГа, но даже со звездочками поменьше тоже пока не получается.

— У певцов из стран Балтии, входящих в ЕС, казалось бы, теперь больше возможностей…

— Это в советское время Прибалтика считалась Западом. Но сегодня ситуация абсолютно изменилась. Да, открылись границы, но при этом, боюсь, мы стали провинцией и для Востока, и для Запада. Поэтому какими–то особыми достижениями мы похвалиться не можем. Есть лишь некоторые фамилии. Вот вспомнили недавно, что Марек Янсонс — латыш. Я еще его отца хорошо знал, и с сыном хорошие отношения. Но он же фактически жил в Петербурге, потом работал в Норвегии, сейчас значится в числе лучших дирижеров мира… А чем еще мы можем похвалиться? Производством? То, что у нас было, и то исчезло…

"НЕОБХОДИМЫ ЦЕЛЬ И УПОРСТВО"

— Зато песни народные остались. Что, если элементы народной музыки привнести в современные мелодии?

— У каждого народа есть свой менталитет. Я это великолепно знаю, выступая как музыкант в латышском театре и в русском. И ничего плохого в разности менталитетов нет. Но при этом то, что может нравиться мне, как латышу, не всегда может понравиться русскому. Вот, например, латышам гораздо ближе немецкий шлягер, чем та же армянская народная музыка. Хотя один армянин и добился международного признания, но с другими песнями…

— Кто, Питер Габриэл?

— Нет, из Парижа…

— А — Шарь Азнавур!

— Да. Где–то читал, что в течение десяти лет он пробивался на большую сцену, в него даже помидорами бросали… Так что ему много пришлось потрудиться, чтобы стать звездой международного уровня.

— Раймонд Волдемарович, у вас тоже не все просто складывалось в жизни. Но вы тоже трудом и упорством смогли добиться международного признания. А что, как вы считаете, стало когда–то залогом вашего успеха в будущем?

— Здесь, очевидно, свою роль сыграл мой характер. Если бы я от многого не отказался, не стал серьезно относиться к жизни и к работе, то ничего бы и не было.
Надо выбрать какую–то цель и идти к ней. Здесь важны характер и труд. Я не инженер, не физик, в моем случае это — музыка, концерты, театральные постановки. Думаю, что, в свою очередь, мне удалось много сделать и для популяризации молодых исполнителей.

КУМИРЫ И "КУМИРЫ"

— Сейчас часто можно спутать радиостанции, на многих крутят одни и те же песни. Хорошая музыка часто не вписывается в пресловутый формат…

— Сегодня так называемые коммерческие радиостанции задают тон, так называемый формат песен. Потому они и стали так похожи друг на друга. Но если я люблю джаз или классику, то я именно это и буду слушать, а не то, что мне предлагают. Иногда, когда я в машине включаю приемник, по передаваемой музыке не могу различить, какая это радиостанция. Разве что по языку дикторов. Если говорят по–русски, то это — русские хиты, тоже очень стандартный набор. Или американские и английские шлягеры. Вся эта продукция все время и крутится.

— Полвека назад радиоприемник был почти единственным источником, "окном" в западный мир. Во времена вашей юности вы ведь на слух записывали модные тогда мелодии, которые передавали западные радиостанции?

— Я воспитан и вырос на джазе. В частности, на фильме "Серенада солнечной долины". Наши кумиры, которых мы копировали, были из 40–х и 50–х годов.
А классика сама по себе непреходяща, хотя в Латвии осталась, по–моему, только одна радиостанция, которая передает классическую музыку. Такие каналы обязательно должны быть, потому что Моцарт, Бетховен, Чайковский, Рахманинов — это бессмертное богатство мировой культуры, а не только отдельного народа. И людей надо воспитывать и на такой музыке, а не только на так называемой дискотечной, коммерческой. Многим людям такое положение вещей уже надоело. Они говорят: мы радио вообще не слушаем, потому что там музыка не для нас. Как, впрочем, людям надоели и политические дрязги в эфире. Пора уже, наконец, дело делать.

— На стадии подготовки, слышал, сейчас мюзикл для постановки в санкт–петербургском театре "Балтийский дом". Рабочее название пока — "Монолог вчетвером". Он о 60–х годах прошлого столетия. В нем вы даже, как говорят, будете играть самого себя…

— Об этом пока рано говорить. Я не актер. Хотя и несколько раз играл в Русской драме в пьесе "Одесса — город колдовской" по рассказам Бабеля. Этот спектакль артисты уже показывали почти 60 раз. Своего рода рекорд. Хотя я и не одессит, но вот написал музыку к Бабелю.

— Зато ваша жена Светлана — одесситка…

— Да. Но для того чтобы написать музыку, мне пришлось и почитать про Одессу, и посмотреть много видеофильмов. Купил, в частности, фильм "Криминальная Одесса" (смеется).
Я поклонник этого города, потому что оттуда вышло очень много хороших музыкантов, великолепных юмористов во главе со Жванецким. Оттуда так называемый одесский юмор и стиль. Дай бог, чтобы они этого не потеряли…
Когда мы были в Одессе и играли эту пьесу по Бабелю, мне актеры рассказали, что как–то ехали куда–то на трамвае и проехали свою остановку. Специально! Когда надо было выходить, они не вышли, потому что с таким удовольствием слушали, как водитель трамвая объявляет остановки. Доехали почти до депо и хлопали после каждого объявления, потому что это было и остроумно, и интересно.

— Возвращаясь к Санкт–Петербургу, где в конце года предполагается поставить ваш новый мюзикл… Каково ваше отношение к городу на Неве?

— Это — прекраснейший город. Откровенно, в моем понимании, он должен быть столицей России. Москва может быть административным центром, а представлять Россию должен, на мой взгляд, Санкт–Петербург. Если все его дворцы и обстановку восстановить и отреставрировать, хотя в последние годы в этом плане довольно много сделано…

Петербург — это исторический город, аристократический. Город русской интеллигенции. Консерватории, академии — все же концентрировалось там. Не зря многие будущие известные латвийские классики — музыканты, поэты и писатели — отправлялись в XIX веке именно в Петербург, чтобы получить образование…

— Можно вспомнить таких столпов латышской нации, как Кришьянис Баронс (писатель, общественный деятель, собиратель дайн — латышских народных песен – Авт.), Янис Райнис (поэт, драматург, переводчик, политик, общественный деятель – Авт.), Андрейс Пумпурс (автор эпоса «Лачплесис» - классики латышской литературы, в 1876 году в составе добровольческого полка участвовал в Русско-турецкой войне — воевал в Сербии, штабс-капитан царской армии – Авт.)…

— И профессор Язеп Витолс (один из основоположников латышской национальной музыки — Авт.) окончил Петербургскую консерваторию, преподавал в ней, основал Латвийскую консерваторию.
Слышал, что в октябре в Санкт–Петербурге намечаются Дни Риги. Надо бы их провести достойно. Наши два города объединяют и одно море, и давние связи, и, конечно же, музыка…
(конец интервью)



ПУГАЧЕВА–ГАЛКИН, Candy и другие…

Вопрос об участии Аллы Борисовны в "Новой волне" пока остается открытым…
Пресса сообщает не только о недавно возникших проблемах с сердцем у Аллы ПУГАЧЕВОЙ (из–за жары, а не из–за Максима ГАЛКИНА, с которым Примадонна прибыла в Юрмалу поддержать милого друга на фестивале юмора "Юрмалина"), но и о том, что ей не удалось договориться с организаторами конкурса о гонораре. Называют огромную цифру — в полмиллиона евро.

Так это или не так, но, по всей видимости, Алла Борисовна петь с эстрады концертного зала "Дзинтари" вряд ли будет. А вот присутствовать в VIP–зоне в качестве почетной Музы — скорее всего. Может, и приз свой имени себя вручит понравившемуся исполнителю.



Но пока суд да дело, точно известно, что Латвию на конкурсе будет представлять певица Candy (Лиене БРОНУША), которая имеет опыт работы как в Латвии, так и на Западе (в Германии она пела в мюзикле "Жизнь Мэрилин Монро" и была солисткой варьете–шоу Dinner For Fun). Тем не менее стройной блондинке придется побороться с еще 15 талантливыми участниками конкурса из Армении, Белоруссии, Бразилии, Киргизии, Казахстана, Литвы, Польши, США, экзотичного Того, Узбекистана, Финляндии и с певцами из Украины и России (по две заявки соответственно).


Конкурсантки от России - группа N.A.O.M.I. (правда, квинтет временно превратился в квартет из-за того, что пятая участница в Юрмалу не поехала - она скоро станет мамой))


У задорных казашек из дуэта «А-лау» очень приятные, почти "рымбаевские", голоса...

Наслаждаться конкурсом и немногими прелестями Юрмалы съедется на этот раз огромное количество зрителей. Как же — российский бомонд уже завел традицию: летом потусить на Рижском взморье. И если тебя здесь нет, то ты как бы выпадаешь из обоймы. Так что богатых людей даже мало интересует: поют приглашенные на фестиваль звезды под фанеру или вживую. Не это главное (хотя они и платят за билеты бешеные деньги), а как в спорте — участие!

Поэтому уже неудивительно слышать, что известный латвийский миллионер Юлийс Круминьш приобрел билеты на "Новую волну" за 20 тысяч латов (примерно 40 тысяч долларов по курсу)! Столько он заплатил за свой традиционный столик № 13 (на 15 гостей) в VIP–ложе. Зверствуют и владельцы домов и квартир. За одну ночь они запрашивают по 700 латов (1400 баксов)! Кто снял дом на месяц за 20 тысяч евро в центре Майори — безумно радуются, потому что столько уже готовы платить за две недели! Все 3 тысячи 600 гостиничных номеров в Юрмале давно забронированы…

Одна фестивальная неделя обеспечивает выживание городу–курорту в течение всего года. Чашка кофе теперь редко где стоит меньше 4 баксов в любом из кафе и ресторанов главного Бродвея Юрмалы – улицы Йомас.

В этом году, в отличие от прошлого, в Юрмалу приедет еще больше представителей бизнес–элиты России, которая активно потянулась сюда после визита Романа АБРАМОВИЧА. Пущен дополнительный поезд из Москвы (билет за койку в СВ стоит 320 долларов), аэропорт Риги готовится хорошо заработать на обслуживании частных самолетов. Их ожидается около 300, что в два раза больше, чем в 2010 году.
В среднем во время конкурса молодых исполнителей латвийские агентства по недвижимости регистрируют 5 сделок с элитным жильем в Юрмале против обычных 1–2 в месяц.

И еще. Чтобы представлять уровень цен в концертном зале "Дзинтари", замечу, что в этом году на открытие и закрытие конкурса билеты даже на стоячие места обойдутся в 60–80 долларов.

Бюджет фестиваля тоже вырастет с 2 млн. евро (без гонораров звезд – организаторы уверяют, что все поют бесплатно) до почти 3,5 млн. В Юрмалу, помимо звезд эстрады и представителей бомонда, едет тысяча человек обслуживающего персонала. Технику везут из России, Литвы, Эстонии и даже Польши…

Карен МАРКАРЯН. Фото Владимира Старкова.
Tags: люди, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments