roni_elman (roni_elman) wrote,
roni_elman
roni_elman

Иван Агафонов. "Ранние известия об осаде Новгорода 1170 г." (2015)

Агафонов И.С. Ранние известия об осаде Новгорода 1170 г. // Агафонов И.С. Осада Новгорода в 1170 г. по письменным источникам. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. - М., 2015.






Битва новгородцев с суздальцами. «Чудо от иконы Знамение». Икона из церкви Успения на Торгу (по акварели Ф.Г. Солнцева). Фрагмент.

Ранние известия об осаде Новгорода 1170 г.

Самым ранним летописным памятником, содержащим повествование об осаде Новгорода в 1170 г. «проновгородской версии» (по классификации Л.А. Дмитриева), является Новгородская первая летопись (далее – Н1), поскольку Синодальный список летописи в основной своей части датируется 30-ми годами XIV века, а сама летопись, как показано исследователями, представляла собой из года в год ведущийся анналистический памятник, известия которого практически современны описываемым событиям. История конфликта Новгорода с Андреем Боголюбским в Н1 описана лаконично, летописец почти не дает оценок происходящему. Однако предыдущие статьи содержат сведения о ходе конфликта, приведшего к осаде Новгорода в 1170 г. В статье под 6668 годом Н1 сообщает о первом изгнании из Новгорода Святослава Ростиславича – без указания причин: «Въ лѣто 6668. Прияша новгородьци Ростиславиця Святослава, и поправиша и въ Ладогу, а княгыню въпустиша въ манастырь святыя Варвары, а дружину его в погрѣбъ въсажаша и въведоша Мьстислава Ростиславиця, вънука Гюргева, мѣсяца июня въ 21». Следующая статья упоминает некое соглашение Андрея Боголюбского и киевского князя Ростислава Мстиславича: «В лѣто 6669. Уладися Ростислав съ Андрѣемь о Новъгородъ, и вывѣдоста Мьстислава, Гюргевъ вънукъ, седевъшю ему годъ до года без недѣлѣ, а Святослава въвѣдоша опять на всѣи воли его, септября въ 28»




В последующие годы Н1 не рассказывает о каких-либо нестроениях во взаимоотношениях новгородцев с их князем. Святослав упоминается либо в нейтральных контекстах, либо предстает в положительном свете – как предводитель (вместе с посадником Захарией) увенчавшегося победой похода против шведов (6672 г.). Но в начале 1167 года Ростислав, как мы знаем, заключает с новгородцами «порядъ» о княжении у них его сына Святослава «ѡли сѧ с ним̑ смр҃тью розлучити». В новгородской летописи предмет договора не обозначен и даже не сообщается, что в Луки был вызван отцом сам Святослав. Характерно, что в летописи называется социальный состав участвовавших в крестоцеловании: «огнищане, гридь, купьце вячьшее». П.В. Лукин заключает, что эта формула «репрезентует все полноправное население Новгорода». П.С. Стефанович же, анализируя данный эпизод, пишет, что, называя конкретные социальные группы, заключающие с Ростиславом «поряд», летописец подчеркивает: соглашение состоялось не со всеми новгородцами, а «именно с той частью, которая была больше других заинтересована в стабильности княжеской власти». Так или иначе, вскоре после этого Ростислав умирает и договор оказывается нарушенным. По свидетельству Н1, «выиде князь Святославъ из Новагорода на Лукы и присла въ Новъгородъ, яко “не хоцю у васъ княжити”. Новъгородьци же цѣловавъше святую Богородицю, яко “не хоцемъ его”».

П.В. Лукин считает целование Богородицы является указанием на вечевое собрание. Возможно, последовательность событий в Н1 нарушена, что, по мнению ученого, могло случится и «по чисто стилистическим причинам: новгородский владычный летописец мог предпочесть сделать акцент в начале статьи на главном событии». Не исключено также, что летописец хотел представить инициатором разрыва князя. Новгородцы посылают в Киев к Мстиславу Изяславичу «по сынъ», а Святослав, получив помощь от Андрея Боголюбского и братьев Романа и Мстислава Ростиславичей, опустошает Новоторжские и Новгородские земли. Летописец говорит о роли получившего посадничество Якуна, который смог противостоять военному вторжению. При этом летописатель подчеркивает: «съложишася на Новъгородъ Андрѣи съ смолняны и съ полоцяны» и пытался насильственно возвратить в Новгород Святослава Ростиславича, препятствуя при этом контактам новгородцев с Киевом.

Принято считать, что новгородская «вольность в князьях» утверждается после событий 30-х годах XII в., в результате которых новгородцы получили право выбирать посадников, вместо княжеских ставленников, а также право изгонять и призывать князей71. Как правило, выбор делался из наиболее сильных и влиятельных княжеских домов – сыновей киевского, смоленского, черниговского или суздальского князя, которые, как замечает В. А. Кучкин, «должны были отвечать двум основным условиям: обладать достаточной военной мощью для осуществления оборонительных и наступательных планов новгородцев и иметь материальную базу для обеспечения населения республики продовольствием при часто случавшихся в Новгороде неурожаях, голоде и море». Для самих же княжеских домов это было способом сохранять контроль над столь значимым княжеским столом. Таким образом, изгнание Святослава Ростиславича после смерти киевского князя Ростислава представляется вполне естественным шагом новгородцев, а попытка Андрея Боголюбского не допустить новгородских гонцов в Киев «по князь» – прямым нарушением особого статуса Новгорода, который, как убедительно доказывает П.В. Лукин, был к этому времени общепризнан на Руси.

Рассказ о походе на Новгород предваряется повествованием о Двинском походе новгородского даньщика Даньслава Лазутинича: «Въ лѣто 6677. Иде Даньславъ Лазутиниць за Волокъ даньникомь съ дружиною, и присла Андрѣи пълкъ свой на нь и бишася с ними и бѣше Новгородьць 400, а суждальць 7000; и пособи Богъ Новгородцемъ, и паде ихъ 300 и 1000, а Новгородьци 15 мужъ; и отступиша Новгородьци, и опять воротивъшеся, възяшя всю дань, а на Суждальскыхъ смьрдѣхъ другую, и придоша сторови вси. Въ то же лѣто на зиму придоша подъ Новъгородъ Суждальци с Андреевицемь, Романъ и Мьстиславъ съ Смольняны и съ Торопьцяны, Муромьци и Рязанци съ двема князьма, Полоцьскый князь с Полоцяны и вся земля просто Русьская. Новгородьци же сташа твьрдо о князи Романѣ о Мьстиславлици, о Изяславли вънуце, и о посадницѣ о Якунѣ и устроиша острогъ около города. И приступиша къ граду въ недѣлю на съборъ и съездишася по 3 дни; въ четвьртыи же ден, въ среду, приступиша силою и бишася всь день; и к вечеру побѣди я князь Романъ съ Новгородьци, силою крестьною и святою Богородицею и молитвами благовѣрнаго владыкы Илие, мѣсяца феурарявъ 25, на святаго епископа Тарасия, овы исѣкоша, а другыя измаша, а прокъ ихъ злѣ отбѣгоша, и купляху Суждальць по 2 ногатѣ». Прямая связь между двумя событиями специально летописцем не отмечена. Поход Даньслава представлен как отдельное известие годовой статьи, рассказ об осаде Новгорода начинается со слов «Въ то же лѣто», как следующее по хронологии сообщение. Согласно мартовскому стилю, которого придерживалась Новгородская первая летопись, в статье объединены события 1169 (поход Даньслава) и начала 1170 г. (осада Новгорода). Как будет показано далее, в более поздних источниках, этот поход представляется уже необходимой частью сюжета, в качестве непосредственного повода к осаде.

А.Н. Насонов обратил внимание на то, что возглавлявший данщиков Даньслав Лазутинич за два года до этого ездил в Киев с дружиной «къ Мьстиславу по сынъ», т. е. за Романом Мстиславичем. Это была непростая операция, поскольку Андрей Боголюбский всячески противодействовал вокняжению в Новгороде князя этой ветви, он, «съ смолняны и съ полоцяны… пути заяша, и сълы изьмаша новгородскыя вьсьде, вести не дадуще Кыеву къ Мьстиславу». По-видимому, не менее сложную задачу выполнял его отряд и в 1169 году, поскольку столкновение с претендующими на Подвинье суздальцами можно было предполагать. Летописец обнаруживает хорошее знание подробностей похода и столкновений с суздальскими данщиками. Сказано, что всего новгородцев было 400 (по 100 от каждого конца, как неоднократно отмечалось в литературе), они одержали победу, но, видимо, учитывая численное превосходство суздальцев, отступили и лишь потом вернулись и взяли дань, в том числе и на суздальских смердах. Поскольку «другая» дань «суждальскыхъ смьрдѣхъ» отмечена особо, понятно, что летописец видел связь между акцией Даньслава и последующими событиями, хотя специально ее не подчеркивал.

Представляет серьезную трудность интерпретация указанного количества войск: отряд суздальцев слишком велик, столь же велики потери этой стороны, особенно в сочетании с 15 погибшими новгородцами. Что касается последней цифры, то объяснения ей можно искать, приведя аналогии из других подобных рассказов Н1, где также речь идет о погибших «мужах». Они перечисляются поименно, и, видимо, являются заметными фигурами в городе. Некоторые имеют отчества на –ич, что может служить указанием на знатное происхождение. Относительно прочих приводятся другие идентификационные данные: место проживания, сведения об отце или упоминание сферы деятельности. Так, при описании Невской битвы Н1 содержит перечень: «Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, Намѣст, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всѣхъ 20 мужей». Или пятью годами ранее, подсчитывая павших в военном столкновении с Литвой, летописец пишет: «А новгородьць ту убиша 10 мужь: Феда Якуновича тысячьского, Гаврила щитника, Нѣгутина на Лубяници, Нѣжилу серебреника, Гостилца на Кузмадемьяни улици, Федора Ума княжь дѣцкой, другое городищанинъ, и инѣхъ 3 мужи».

Таким образом, число погибших противников у новгородского летописца – это общее число воинов, а павшие новгородцы – это только знатные и известные «мужи». Переходя к повествованию о походе на Новгород, нужно отметить, что оно богато фактическими подробностями. Приведен список княжеств, чьи полки выступили вместе с сыном Андрея Боголюбского. Кроме сына Андрея Юрьевича Мстислава (с «суждальци»), который назван лишь по отчеству - «Андреевиц», названы по именам два князя – Роман и Мстислав (со смолянами и торопчанами). Очевидно, это братья Ростиславичи, княжившие соответственно в Смоленске и в Торопце. Оба они участвовали в военных действиях против Новгорода тремя годами раньше: «В лѣто 6675… Романъ и Мьстиславъ пожьгоста Лукы; а луцяне устерегосшася и отступиша они въ городъ, а ини Пльскову»; а Роман Мстиславич затем ходил ответным походом на Торопец.

Та же картина – с полочанами («полоцьскыи князь съ полоцяны», видимо, этот князь – Всеслав Василькович). Полочане были союзниками Андрея Боголюбского в его действиях против Новгорода, а затем подверглись нападению новгородцев. Муромцы и рязанцы, которые также названы в списке полков, в предшествующих антиновгородских акциях участия не принимали (по крайней мере, таких данных нет), однако были участниками похода 1169 года на Киев. Состав участников этого киевского похода совпадает в Н1 с антиновгородской коалицией практически полностью: из перечисленных союзных войск 1170 года в походе на Киев не принимали участия только торопчане. Более того, состав участников походов в двух летописных статьях представлен в сходных формулировках. Но очевидно, что в описании похода против Новгорода летописец более подробен. Характерно, что, оценивая силы, подошедшие к городу, новгородский летописец заключает: «и вся земля просто Русьская». Как будет показано в следующей главе, в целом данные о составе войск не противоречат «антиновгородской версии» и могут быть квалифицированы как достоверные. Далее в подробностях говорится о подходе войск к городу: «И приступиша къ граду въ недѣлю на Събръ и съездишася по 3 дни»; указаны начало и окончание битвы «в четвьртыи же день въ среду приступиша силою и бишася всь день и къ вечеру побѣди я князь Романъ… феураря в 25».

Благодаря этому указанию точно определяется год похода на Новгород: в 1170 году Соборное воскресенье было 22 февраля, через три дня будет 25 февраля, что соответствует указанной в рассказе дате. Именно такое толкование выражения «на Сборъ» - как Соборной недели (воскресенья), - подтверждается рядом подобных контекстов Н1 и других летописей. В них упоминаются Соборы Богородицы и других святых:

Н1:
- 6686. И тъгда новгородьци послашася по Романа Смольньску, и въниде на сборъ по чистѣи недѣли.
- 6703. Томь же лѣтѣ преставися раба Божия Хрьстна святыя Варвары; и поставиша на мѣстѣ еи, избра владыка и сестры все, кротъку и съмѣрену именьмь Варвару Гюргевую Олекшиниця; и постави ю владыка на Сборъ святыя Еуфимие.
- 6723. Тъгда же на Сборъ убиша пруси Овъстрата и сынъ его Луготу, и въвьргоша и въ грѣблю мьртвъ.
- 6734. И въведоша мужа добра и зѣло боящася Бога Грьцина, и постригоша и того дни, марта въ 2, на святаго Федота; и поставиша и игуменомь марта въ 8, на святого Фефилакта, на Сборъ.
- 6738. Того же мѣсяця въ 19, на Сборъ святыхъ отець 300 и 18, приде архиепископъ Спуридонъ в Новъгородъ, поставленъ от митрополита Кюрила; поставленъ бысть попомъ въ сыропустную недѣлю, архиепископомъ по чистѣи недѣли на сборъ.

Есть такой пример и в Рог:
- 6882. Индикта 12 Алексѣи митрополит приехавъ во Тфѣрь мѣсяца марта въ 9 день, на память святых мученик 40, иже в Севастии, поставил епископом Еуфимиа граду Тфѣри, на Средокрестнои недѣли в четверток, да поехалъ с послом с патриаршимъ в Переяславль с Киприаномъ. Преже того за мало днии того же Великаго говѣина на Зборъ на Москвѣ пресвященныи архиепископъ Алексеи митрополит постави архимандрита Печерьскаго монастыря, именем Дионисиа, епископом Суждалю и Новугороду Нижнему, и Городцю.

При этом не обнаруживаются контексты, где подобные выражения употреблялись бы в ином значении. В Синодальном списке Н1 читается фраза «съездишася по три дни». Речь может идти как о переговорах, так и о сборе войск противника для осады. Более определенно звучит текст в Комиссионном списке Н1: «сходистася промежи себе о уряди по три дни». Но, как и в других случаях, здесь можно заподозрить, что это результат попытки позднего редактора прояснить смысл не совсем понятного сообщения. Ведь, коль скоро речь идет о переговорах, то встает вопрос: о чем они могли вестись? Если это было требование к новгородцам отказаться от неприемлемого для Андрея Боголюбского Романа, то что можно было обсуждать в течение трех дней? В этом смысле более правдоподобной кажется версия, что переговоров не было, поздние летописные своды могли как домыслить эту информацию, так и заимствовать ее из других источников (например, иконографии). Однако, поскольку нам неизвестны все обстоятельства рассматриваемых событий –требования Андрея Боголюбского могли быть и не столь односложными, – решение этого вопроса остается в области предположений.

В центре повествования находится князь Роман Мстиславич, сын Мситслава Изяславича, последний годом раньше был изгнан с киевского княжеского стола сыном Андрея Боголюбского. Согласно рассказу Н1, Роман и вел новгородцев в бой: «новгородци же сташа твьрдо о князе Романе», «победиша я князь Романь с новгородьци». В качестве второго лидера, вокруг которого объединились новгородцы, назван посадник Якун, поставленный на посадничество в 1167 (6675) году: «В лѣто 6675… Новгородци же того не бережаху и убиша Захарью посадника и Неревина и Несду Бириця… а Святославъ приде съ суждалци и съ братома и съ смолняны и съ полоцаны к Русѣ; идоша новъгородьци съ Якуномъ противу ихъ; они же, не дошедъше, воротишася; не успѣша бо ничтоже. Тогда же даша посадницьство Якунови; и сѣдеша новъгородци бес князя о Сменя дни до Велика дни о Якунѣ, жьдуче от Мьстислава сына».

Характерно и то, что после 1170 года Якун не упоминается. Статья следующего года не говорит о посадниках вовсе: «В лѣто 6678. Бысть дорогъвъ в Новегородѣ, и купляху кадь ръжи по 4 гривнѣ, а хлѣбъ по 2 ногатѣ, а мед по 10 кунъ пудъ. И сдумавъше новъгородци, показаша путь князю Роману, а сами послаша къ Ондрѣеви по миръ на всѣи воли своеи. Въ то же лѣто въииде князь Рюрикъ Ростиславиць въ Новъгородъ, мѣсяця октябра въ 4, на святого Иерофея. Въ то же лѣто архепископъ боголюбивыи Илия съ братомь Гаврилось създаста манастырь, церковь свтыя Богородиця Благовещение. Томь же лѣтѣ прѣставися князь Мьстиславъ Изяславиць, Володимирт вънукъ. В то же лѣто прѣставися князь кыевѣ Глѣбъ Гюргевиць, и въвѣдоша Володимира Мьстиславиця». Статья же за 6679 год говорит уже о смене посадника Жирослава Иванкой Захарьиничем: «В лѣто 6679… отя князь Рюрикъ посадницьство у Жирослава Новегородѣ и выгна и из города… и даша посадницьство Иванку Захарииницю».92 Возможно, что Якун пал в бою, умер или был отведен на иную должность.

Архиепископ Илия упоминается лишь в конце рассказа, в заключающей фразе: «побѣди я князь Романъ съ новгородьци, силою крестьною и святою богородицею и молитвами благовѣрнаго владыкы Илие». Стоит сказать, что только в Н1 архиепископ назван Илией, что подтверждает современное создание летописной статьи. Во всех более поздних источниках, архиепископ именуется его иноческим именем - Иоанн, которое он принял за несколько лет до смерти. В Н1 все последующие 17 лет архиепископ именуется Илией. Младший извод Н1 особо указывает на возраст князя Романа: «нъ детеск бяше» (в Комиссионном списке: «нь еще бо тогда детеск бяше сыи»). Точной даты рождения князя мы не знаем. Д.В. Донской, доверяя информации Комиссионного списка о «детскости» Романа, в качестве примерной даты его рождения указывает конец 50-х годов. К началу 50-х годов относит его рождение Н.Ф. Котляр. О.Б. Головко так же датирует рождение Романа 1153/54 гг., исходя из датировки свадьбы Мстислава Изяславича и Агнешки в 1152/53 гг. и обосновывая факт, что Роман являлся первенцем. Допуская и то, что младшему брату Романа Владимиру на момент смерти в 1170 г. было около 14-15, возраст Романа к этому сроку определяется ученым приблизительно в 17 лет. Дариуш Домбровски при описании становления Романа Мстиславича в работе, посвященной политической биографии сына Романа Даниила, упоминает, что в 1170 г. Роману уже исполнилось 15 и он уже мог претендовать на часть отцовского наследства.

Весьма вероятно, что характеристика младшего извода является домысливанием позднего редактора, поскольку в 1188/89 гг. Роман выдает дочь замуж за старшего сына галичского князя Владимира, по известию Ип.: «Кнѧзѧщоу Володимероу в Галичкои земли… Романъ же володимерьскыи Мьстиславичь сватасѧ с нимъ и да дщерь свою за cн҃а его за старѣишаго»101. Если думать, что к моменту свадьбы дочери должно было быть около 14 лет, родиться она должна была не позднее 1174-1176 гг., значит, вполне вероятно, что в 1170 г. самому Роману уже было 14. По мнению Успенского и Литвиной, свадьба Романа Мстиславича состоялась не ранее 1182 года, что оставляет самые широкие рамки для предполагаемого возраста князя на момент рассматриваемых событий. К тому же дочери Романа, исходя из такого предположения, на момент свадьбы должно было быть не более 6 лет. Разумеется, в династических браках не может быть однотипной практики, поскольку на первый план могли выступать соображения, оказывающиеся более серьезными, чем скорое рождение наследника, поэтому и такая датировка может оказаться верной.

Тем не менее, едва ли новгородцам нужен был малолетний князь в условиях конфронтации с сильной коалицией, а согласно Н1, новгородцы были рады новому князю. К тому же летопись упоминает два похода во главе с Романом: «В лѣто 6676. Приде князь Романъ Мьстиславиць, вънукъ Изяславль, Новугороду на столъ мѣсяця априля въ 14, въ въторую недѣлю по велице дни, индикта пьрваго; и ради быша новгородьци своему хотению. Въ то же лѣто ходиша новгородьци съ пльсковици къ Полотьску и пожтгъше волость, воротишася от города за 30 вьрстъ. Тому же лѣту исходящю, на весну ходи Романъ с новгородьци къ Торопьцю и пожьгоша домы ихъ, и головъ множьство полониша». Как можно видеть, во втором случае участие Романа особо подчеркнуто. Едва ли малолетний князь мог возглавить два успешных военных похода в самом начале своего княжения.

Все эти соображения, а главное, тот факт, что в Синодальном списке ничего о малолетстве Романа не говорится, заставляют сомневаться в достоверности информации младшего извода новгородской летописи о возрасте князя. Обращает на себя внимание фраза «бишася всь день», указывающая на длительность боя, хотя для более поздних новгородских летописей характерно описание скоротечного столкновения (ср. с ЛН: «новгородци же выѣхавше изъ града и биша суздальцов на полѣ, а иных живыхъ поимаша»). Нельзя исключать и того, что фраза Н1 может являться лишь топосом, свойственным воинским повестям (бьются с утра до вечера), хотя в остальном сведения, представленные в этом рассказе, видятся правдоподобными, а не вторично литературными построениями. Примирить, тем не менее, эти противоречивые сведения возможно. Из рассказов «антиновгородской версии» известно, что военные действия велись не столько в открытом столкновении, сколько путем перестрелок, попыток штурма, вылазок из города и т. д. Заключительная же стадия противостояния, когда новгородцы вышли из города, могла быть действительно непродолжительной.

Н1 повествует и о дальнейшем развитии конфликта, из которого Андрей Боголюбский сумел выйти победителем. Организовав блокаду Новгорода, он спровоцировал резкое подорожание хлеба и меда, что грозило городу голодом. Новгородцы, согласно летописи, «показаша путь князю Роману, а сами послашеся къ Ондрѣеви на миръ на всѣи воли своеи». Как будет показано далее, в Ипатьевской летописи дана иная трактовка отъезда Романа – в связи со смертью отца для встречи с братом Владимиром, по совету с дружиной и «приятелями»-новгородцами.

Таким образом, рассказ Н1 является подробным и практически современным источником, дающим ценные сведения о событиях 1170 года. Наряду с фактическими деталями о современности статьи говорит, в частности, то, что архиепископ назван Илией, в то время как в последний год жизни и после смерти в письменных источниках его называют схимническим именем Иоанн. Мотив чудесной помощи от иконы в рассказе отсутствует, хотя нельзя исключать, что именно эту помощь имел в виду летописец, упоминая в конце рассказа помощь Богородицы, образу которой будет отведена столь важная роль в легендарной версии. Допуская, что запись внесена погодно, следует признать, что легенда или еще не сложилась, или летописец не счел возможным ее зафиксировать. Принимая во внимание тот факт, что повествование не отражает ни вынесение на острог иконы, ни особой роли архиепископа новгородского, не подчеркнут особый статус битвы, я склоняюсь к первому варианту.
https://philologist.livejournal.com/9905599.html

Tags: общество, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments